Семеро братьев

Когда-то, очень давно, в одной деревне жили отец и его семеро сыновей. Братья были очень похожи друг на друга, и у всех семерых не было имен. Люди звали их просто Первый, Второй, Третий, Четвертый, Пятый, Шестой, Седьмой.

Отец и братья усердно трудились, но жили очень бедно. Почти весь урожай с их поля забирал себе Ли Чон Сын — владелец земли. Этот Ли Чон Сын был настолько жаден, что, когда в его амбарах с девяносто девятью закромами находилось свободное местечко, он выдумывал предлог и отбирал у крестьян их рис.

Рассказывают, что в одну из ноябрьских ночей, когда в Корее дуют холодные ветры и кружат метели, отец семерых братьев слег от голода. В ту ночь он позвал семерых своих сыновей, усадил их рядом и сказал:

— Все годы я жил в бедности и печали и не дал вам даже имен. Да и на что имя сыну простого землепашца?! Но вы, сынки мои, разумны, и каждый из вас наделен чудесными способностями. Поэтому решил я дать вам имена: Первому сыну -”Далеко, а все слышу”, Второму — “Высоко, а мне низко”, Третьему — “Без ключа открою”, Четвертому — “Горячо, а мне холодно”, Пятому — “Сруби — снова отрасту”, Шестому — “Тяжелое мне легко”, Седьмому — “Бей — мне не больно”.

Отец умер, и братья собрались устроить похороны, но в доме не нашлось ни гроша денег, ни щепотки рису. “Как быть?” — думали братья. Весь рис, выращенный ими в поте лица, был ссыпан в помещичьи амбары. И братья решили взять обратно рис, отнятый у них помещиком.

“Высоко, а мне низко”, “Тяжелое мне легко” и “Без ключа открою” направились к дому помещика. Помещичий дом с черепичной, похожей на спину кита крышей окружала высокая стена. Но “Высоко, а мне низко” налег на эту стену, и она превратилась в низенькую ограду. Подошел “Высоко, а мне низко” с братьями к амбару и видит: заперт амбар на железный замок. “Без ключа открою” потрогал замок, и тот сразу сам открылся. Братья растворили железные двери, вошли в амбар, взяли сколько им было надо рису, взвалили мешки на “Тяжелое мне легко” и вернулись домой. Теперь они смогли устроить похороны отца.

Прошло несколько дней. Ли Чон Сын узнал, что из его амбара пропал рис, и глаза у него от ярости чуть не вылезли на лоб. Разослал он по всем деревням слуг. Те стали расспрашивать людей, вопрошать шамана и узнали наконец, что рис взяли семеро братьев. Но об этих розысках проведал “Далеко, а все слышу”. Он оставил дома только “Бей — мне не больно”, а сам с остальными братьями скрылся.

Ли Чон Сын ворвался в дом к братьям, перевернул все вверх дном, но из семерых нашел только одного — “Бей — мне не больно”. Захлебываясь от злости, помещик приказал его выпороть. И вот “Бей — мне не больно” стали бить с утра до вечера, но сколько его ни пороли, ему хоть бы что, боли он не чувствовал и не сказал, куда скрылись братья.

Когда Ли Чон Сын понял, что “Бей — мне не больно” ничего не скажет, он заточил его в темницу, чтобы утром сжечь на костре.

Об этом узнал “Далеко, а все слышу” и отправил в дом помещика “Горячо, а мне холодно” и “Без ключа открою”. Зная, что младшему брату грозит опасность, они шагали очень быстро и до рассвета подошли к дому Ли Чон Сына. “Без ключа открою” бесшумно отворил железные двери, выпустил “Бей — мне не больно”, а вместо него оставил “Горячо, а мне холодно”.

На следующее утро Ли Чон Сын приказал своим слугам сложить из поленьев целую гору, посадить на нее вора и поджечь дрова. Дрова загорелись, и вскоре забушевало море огня.

Когда поленья сгорели и пламя спало, все увидели живого и невредимого “Горячо, а мне холодно”. Он стоял среди горячих углей и, весь дрожа, приговаривал:

— Эге, вот это холод!

Ли Чон Сын и его слуги пришли в изумление. Наутро они решили сбросить “Горячо, а мне холодно” с высокого обрыва.

“Далеко, а все слышу” узнал об этом и на сей раз послал в дом Ли Чон Сына “Высоко, а мне низко” и “Без ключа открою”. Братья освободили из темницы “Горячо, а мне холодно”, а вместо него оставили “Высоко, а мне низко”.

На следующий день Ли Чон Сын приказал слугам сбросить вора в пропасть глубиной в десятки кил.

(Кил-мера длины, равная примерно 30 см.)

Те толкнули его, но “Высоко, а мне низко” шагнул — и спокойно сошел вниз с обрыва. Увидели это Ли Чон Сын и его слуги, и от страха тело у них покрылось гусиной кожей, а лица стали такими бледными, как листы белой бумаги.

Задумал тогда Ли Чон Сын согнать назавтра людей и на глазах у всех отрубить “Высоко, а мне низко” голову. Но братья, узнав об этом, ничуть не испугались. Вместо “Высоко, а мне низко” они оставили в темнице “Сруби — снова отрасту”.

Утром Ли Чон Сын стал хвастаться перед людьми:

— Эй, смотрите хорошенько! Этот вор совершил неслыханную кражу, и я сейчас отрублю ему голову.

“Сруби — снова отрасту” обезглавили, но на туловище его тотчас же выросла новая голова, а к отсеченной голове приросло новое туловище. Вместо одного “Сруби — снова отрасту” стало двое, а из двух — четверо, из четверых — восьмеро. Вскоре бесчисленное множество “Сруби — снова отрасту” с криком бросились на Ли Чон Сына и его стражников, выхватили у них мечи и, как траву, скосили им головы.

Расправившись с жестоким и алчным Ли Чон Сыном и его слугами, братья распахнули двери помещичьих амбаров и поделили весь рис между крестьянами. С тех пор семеро братьев стали жить мирно, счастливо и в достатке..

Чтобы помнили! Подвиг Газдановых: семеро братьев — героев Великой Отечественной войны


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: