Мать и сын

Однажды мать в амбар пошла, а сын ее из-под амбара, что на сваях стоит, просит:

— Матушка, дай юколы из рыбьего брюшка!

— Вот домой придешь и поешь. Когда ты на улице ел?!

— Матушка, дай юколы, порезанной кусочками!

— Вот домой придешь и поешь. Когда ты на улице ел?!

— Матушка, дай юколы из рыбьей спинки!

— Вот домой придешь и поешь. Когда ты на улице ел?!

— Матушка, дай юколы из серединки!

— Вот домой придешь и поешь. Когда ты на улице ел?!

Затем мать спустилась вниз, а сына нет, как ни искала, не могла найти.

День и ночь плачет мать.

Так жила-жила, на дворе стало теплеть, птицы стали возвращаться из теплых краев.

— Клохту-у-н, про сына моего вестей не знаешь ли! Клохтун говорит:

— Хохор-р, хохор-р, не знаю!

— Косач, про сына моего не знаешь ли, вестей не слышал ли?

Косач говорит:

— Гиленг-гиленг, не знаю вестей про твоего сына!

— Гусь, про сына моего вестей не слышал ли? Гусь говорит:

— Каланлах-каланлах, не знаю, про твоего сына вестей не знаю!

Ворон, про сына моего вестей не знаешь ли?

— У летящих позади узнаешь, кар, узнае-е-ешь, кар!

Затем летит лебедь.

— Лебедь, про сына моего вестей не знаешь ли?

— Хун-хун-хун, у твоего сына, — говорит, — и ноги перепончатыми утиными лапками стали, и нос утиным носом стал! Твой сын сказал: Юколу из рыбьего брюшка, что мне пожалела, пусть сама ест,! Твой сын сказал: Юколу, порезанную кусочками, что мне пожалела, пусть сама ест! Твой сын сказал: Юколу из рыбьей спинки, что мне пожалела, пусть сама ест! Твой сын сказал: Юколу из серединки, что мне пожалела, пусть сама ест! Если матушку встретишь, скажи ей так , — сказал он.

Затем птица гаглушка летит. Мать спрашивает:

Из сборника Сказки народов СССР . М., 1986.

— Про сына моего вестей не знаешь ли?

— Матушка, матушка, конгэр-р! Юколу из рыбьего брюшка, что мне пожалела, дама ешь, конгэр-р! Юколу из верхнего слоя, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу, порезанную кусочками, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу из рыбьей спинку что, мне пожалела, сама ешь, конгэр-р! Юколу из серединки, что мне пожалела, сама ешь, конгэр-р!

— Дитя спустись! Дитя, спустись!

— Как же я спущусь, конгэр-р, когда ножонки мои стали перепончатыми утиными лапками, конгэр-р, а нос стал утиным носом, конгэр-р!

Так пролетел он и не спустился.

Мама и Сын \


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: